• Внимание!!!

    У вас отключены JavaScript и Cookies!

    Для полноценной работы сайта Вам необходимо включить их!

Нарукавный щит Испанского легиона

Артикул: 3707

Описание: эмблема выткана с основой щитка цветными нитками из искусственного шелка с характерным качеством фабричных нашивок на униформу легионеров Вермахта.

Состояние: отличное коллекционное.

Оригинальные нашивки испанских легионеров встречаются очень редко!

Историческая справка: 250-я дивизия испанских добровольцев (нем. 250. Einheit spanischer Freiwilliger), более известная в русско ячных источниках как Голубая дивизия, на большинстве европейских языков - Синяя дивизия (исп. División Azul, нем. Blaue Division) - дивизия из испанских добровольцев, сражавшихся на стороне Германии в ходе Второй мировой войны. Номинально считаясь укомплектованной членами "Испанской фаланги", на самом деле "Голубая дивизия" представляла собой смесь солдат регулярных войск, ветеранов гражданской войны и членов фалангистской милиции. Была составлена по испанским канонам: четыре пехотных полка и один артиллерийский.

Возникновение и особенности соединения.

Франсиско Франко, не желая открыто втягивать Испанию во Вторую мировую войну на стороне Гитлера и в то же время стремясь укрепить режим Фаланги и обеспечить безопасность страны, занял положение вооружённого нейтралитета, предоставив Германии на восточном фронте дивизию добровольцев, пожелавших бороться на стороне немцев против Советского Союза. Де-юре Испания сохраняла нейтралитет, в союзники Германии не входила, и войну СССР не объявляла. Дивизия обрела своё название по синим рубашкам - форме Фаланги.

Министр иностранных дел Сунер, объявляя 24 июня 41-го года о формировании "Голубой дивизии", сказал что СССР виновен в Испанской гражданской войне, в том, что эта война затянулась, в том, что были массовые расстрелы, что были несудебные расправы. По согласованию с немцами была изменена присяга - они присягали не фюреру, а борьбе против коммунизма.

Мотивации у добровольцев были различны: от желания отомстить за погибших в гражданской войне близких, до (у бывших республиканцев - они, как правило, и составили основную массу перебежчиков на сторону советской армии) желания скрыться. Были люди, искренне желающие искупить своё республиканское прошлое. Многие руководствовались корыстными соображениями - военнослужащие дивизии получали приличное по тем временам жалование в Испании, плюс жалование немецкое (соответственно 7,3 песеты от испанского правительства и 8,48 песет от немецкого командования в день)

Бывший председатель братства дивизии, бывший её боец рассказывал о своём пути в её ряды:

"У меня идеологии не было никакой. Я спокойно жил под Тиролем, прилетел самолёт советского производства, сбросил советскую бомбу. И, скорее всего, лётчик был советский. Погибла вся моя семья. Я повторяю: мне вот в тот момент было 14 лет. К моменту начала войны с Советским Союзом мне было 17 лет. Конечно, я хотел отомстить. И я поехал в Россию вернуть визит вежливости."

Знамя 2-го Батальона13 июля 1941 дивизия, насчитывавшая 18 693 человека (641 офицер, 2272 унтер-офицера, 15 780 нижних чинов), отбыла из Мадрида и была переведена в Германию для пятинедельной военной подготовки на учебном полигоне в городе Графенвёр. Первый командующий дивизии был ветеран гражданской войны Августин Муньос Грандес. Начиная с Польши дивизия продвигалась на фронт пешим маршем.[2] После этого она была передана вермахту в качестве 250-й пехотной дивизии. За всё время существования дивизии через её состав прошло более 40 тысяч человек (по другим источникам и оценкам- более 50 тыс.).

Боевые действия.

Голубая дивизия держала оборону под Ленинградом и считалась у советского командования слабым звеном. В связи с этим во время операции "Полярная звезда" по освобождению Ленинградской области, которая проводилась на участке фронта под Красным бором длиной почти в 60 километров, были выделены в целом незначительные силы, которые в условиях сложного рельефа местности и отвратительной погоды не смогли полностью обеспечить прорыв фронта, хотя и вклинились на достаточно ощутимое расстояние. Бои на этом участке характеризовались ожесточением с обеих сторон. Прорвавшиеся передовые отряды РККА были фланговыми контрударами отрезаны от своих тылов и резервов и в итоге поставлены в сложное положение. Оставшимся без продовольствия и боеприпасов остаткам штурмовых частей русских пришлось выходить из окружения через позиции "Голубой дивизии". Стычки с испанцами при выходе из окружения отличались внезапностью и беспощадностью. В частности, исследователями приводится эпизод, когда выходящая из окружения группа русских, практически не имевших патронов и гранат, ночью прокралась к блиндажу, где испанцы "Голубой дивизии" беспечно отдыхали. Внезапно ворвавшись в блиндаж, советские солдаты холодным оружием уничтожили противника, лидером группы, уничтожившим ножом испанского часового, упоминается рядовой А.Сандул.

Ещё в Польше проявилось особое отношение испанцев к дисциплине. Несколько солдат ушло в самоволку в штатской одежде и были задержаны гестапо - из-за своей смуглой внешности они были похожи на евреев. Товарищи освободили своих после перестрелки.] О дисциплине в дивизии говорит и такой факт:

"…бургомистр (Новгорода) Морозов погиб от рук испанского солдата из "Голубой дивизии". Власти организовали выдачу молока беременным женщинам. Каждое утро выстраивалась очередь, в которую потихоньку стали пристраиваться солдаты "Голубой дивизии". Они мирно стояли вперемешку с беременными женщинами, не требуя себе лишнего. Получали общую норму и чинно удалялись. Но бургомистр Морозов, возмущённый тем, что молока катастрофически не хватает, как-то пришел в управу в состоянии среднего алкогольного опьянения и спустил одного из испанцев с лестницы пинком под зад. Пересчитав носом все ступеньки, испанец вскочил и разрядил в городского голову магазин своего пистолета..."

Это сочетание высокой боеспособности и разгильдяйства было отмечено после боя в Красном Бору высказыванием генерала Гальдера:

"Если вы увидите немецкого солдата небритого, с расстёгнутой гимнастёркой и выпившего, не торопитесь его арестовывать - скорее всего, это испанский герой." 

Эта фраза до сих пор висит в клубе ветеранов Голубой дивизии в Мадриде.

Среди военнослужащих дивизии были нередки случаи перехода на сторону Красной армии, не в последнюю очередь из-за грубости собственных офицеров и скудного питания.

Финал боевого пути.

Из-за сильного внешнеполитического давления Франсиско Франко 20 октября 1943 принял решение о выводе "Голубой дивизии" с фронта и расформировании соединения. Многие испанцы, однако, до окончания войны остались в отрядах немецкой армии добровольно. Немцы, не желая терять потенциальных солдат, открыли широкую пропаганду относительно вступления добровольцев в "Германский иностранный легион", находившийся, в отличие от "Голубой дивизии", исключительно под немецким командованием. Как правило, все они были в войсках СС, которые воевали до самого конца. В окруженном Берлине до капитуляции сражалось 7 000 испанцев.

Потери.

Монумент павшим солдатам Синей Дивизии на кладбище Альмудена.За время боёв с Красной Армией Голубая дивизия понесла следующие потери:

4 957 убитых
8 766 раненых
326 пропавших без вести
372 попавших в плен (большинство вернулись в Испанию в 1954 году).